Память животных

Синица птица

Мы знаем, что животные разных видов, как домашние, так и дикие, различаются не только характером (хорошо заметно, например, на собаках), но и, если можно так выразиться, интеллектом. Одни более сообразительны, развиты, другие — менее.

Издавна целые поколения биологов считали, что поведение диких животных всецело определяется одними инстинктами. У некоторых видов беспозвоночных действительно существуют наследственно закрепленные, сложные программы поведения — вспомним ос, пчел, муравьев и др. Труднее объяснить одними инстинктами очень разнообразное, сложное поведение высших млекопитающих, хотя бы тех же приматов, да и других крупных зверей — хищников, копытных, дельфинов. Тем не менее попытки отдельных натуралистов показать в своих работах, что у зверей иногда можно отметить элементы рассудочной деятельности, активно отрицались коллегами под лозунгом «Антропоморфизм!» (очеловечивание).

Начиная с 30 х гг. прошлого века в науке работали выдающиеся ученые-этологи (этология — наука о поведении животных) — НикоТинберген, КонрадЛоренц и другие, исследованиями которых было убедительно доказано, что не одними инстинктами руководствуются хотя бы те же крупные хищники, не говоря уж о приматах. Есть у них по крайней мере зачатки рассудочного поведения. Об этом же свидетельствуют их память и способность к обучению — вспомним дрессированных медведей, морских млекопитающих, особенно дельфинов.

Лошадиная память

Вот несколько примеров памяти животных. Сначала один эпизод о домашних. Как-то мне пришлось ехать из г. Красноярска с одним знакомым в деревню; ехали на лошади — знакомый работал конюхом в какой-то организации, и ему разрешили взять ее на несколько дней. До деревни было больше 70 км. Ехали весь день — дело было в октябре, дни уже короткие. Добрались ночью, в полной темноте. Дом родственников знакомого был на дальнем краю деревни; у первых же домов он бросил вожжи — пусть, мол, конь сам найдет нужный дом. На этой лошади он побывал в тех местах три года назад, причем приехал так же в темноте, а на следующий день рано утром, еще до рассвета, уехал. Ночь была темная — я еле различал на фоне неба крыши домов; деревня длинная — мы долго по ней ехали. Еще не доезжая до нужного дома метров 30–40, конь уверенно свернул к нему и остановился около ворот…

«Одомашненная» лосиха

Но и дикие животные по части памяти ничуть не уступают домашним. В Печоро-Илычском заповеднике, где ученые занимаются одомашниванием лосей, был такой случай. Во время свободного выпаса молодая самка лося на ферму не вернулась. Ушла в тайгу, где и жила среди диких сородичей более двух лет. Как-то человек, который в заповеднике ухаживал за ней, кормил и поил около полугода, случайно оказался в угодьях, неподалеку от своей бывшей подопечной. Лосиха, казалось бы, давно и полностью одичавшая, услышав его голос, тут же примчалась к нему, стала пытаться засунуть морду к нему в карманы, где когда-то хранились лакомства для нее. Она позволяла трогать, гладить себя и спокойно пришла за человеком на ферму, до которой было около 10 км.

Дружба с кабанами

О подобных случаях с кабанами рассказывает в своих книгах Х. Майнхардт, который сумел настолько сдружиться со стадом диких свиней, что они позволяли ему брать в руки поросят, хотя самки всегда активно защищают их. Доходило до того, что ему не только позволялось искать у свиней насекомых, но и старая самка, вожак стада, сама искала своим «пятачком» насекомых в шевелюре человека, который для этого ложился рядом с ней… Такое поведение у многих видов диких животных — признак высшего расположения, дружелюбия, полного доверия.

Некоторые самки со своим молодняком иногда покидали навсегда стадо, с которым он дружил, и месяцами, иногда и годами не видели его, не общались с ним. Добавлю, что это были совершенно дикие звери. При случайной встрече с Майнхардтом или хотя бы услышав его голос, эти давно отбившиеся свиньи дружно бежали к нему, приближались вплотную, позволяли трогать себя… Былая дружба немедленно восстанавливалась.

Сообразительные птицы

В заключение два примера способности к обучению у диких птиц. В прошлом номере нашей газеты был рассказ о лебеде Гульке, который прожил зиму с людьми в сельском доме. Очень скоро эта дикая птица прекрасно усвоила и безоговорочно выполняла несколько команд, которые отдавали ей хозяева. Другой пример — мы в течение многих лет подкармливаем зимой около своего дома птиц, в основном больших синиц. Обычно приучаем их брать семечки, орехи не только из кормушки, но и с ладони — приятно видеть такую доверчивость птиц. Казалось, что на руки они садятся только к нам, но вот вижу — сосед протягивает руку, и синицы садятся к нему. Даже немного обидно — я приучил, а они могут присаживаться к кому угодно… Но однажды иду по площади в центре поселка, а это метров 300–400 от нашего дома, и передо мной в двух-трех шагах садится на дорогу синица. Кроме меня тут ходит немало людей, но она села именно передо мной. Лезу в карман и протягиваю вперед руку с кедровыми орешками. Птичка тут же вспархивает, садится на ладонь и не спеша выбирает орешек покрупнее. Очевидно, она меня узнала.

Генрих Собанский, республика Алтай

Поросята фото

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (2 votes)
Внимание!

Если у вас есть вопрос вы всегда можете его задать тут: Задать вопрос. А мы обязательно постараемся на него ответить.

info